[Великобритания, 2024 год]. В Хогвартсе, как и во всем магическом обществе в целом, происходят кардинальные изменения. У власти прочно укореняются сквибы и маглорожденные волшебники, а чистокровные семьи подвергаются негласному осуждению. Отмена международного статута о секретности навсегда изменила лик магического мира, но к лучшему ли?..
«Сказали мне, что эта дорога меня приведёт к океану смерти,
и я с полпути повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы».

Чтобы вновь не возникало путаницы, сообщаем, что события сюжета берут начало летом 2024 года. на данный момент стартовая дата "наше время": конец июня - начало июля.
HP: SAY AMEN!

HP: Say Amen!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Say Amen! » » wanted: dead or alive » акция 02: фантастические твари


акция 02: фантастические твари

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Код:
<!--HTML--><center>
<div class="diamondsBack">
<div class="diamondsTop"><img src="http://funkyimg.com/i/2Jd1W.png"></div>
<div class="diamondsTitle">акция 02</div>
<div class="diamondsSubtitle">fantastic beasts</div>
<div class="diamondsPravila">

В акции представлены персонажи с уникальными способностями: вампиры, оборотни, обскуры и прочие земные "твари". Соблюдать костяк характера - обязательно. По всем вопросам, связанным с бэграундом того или иного персонажа, рекомендуем обращаться в личные сообщения АМС или в гостевую. Имена и внешности менять нежелательно, однако мы готовы рассмотреть варианты. Особенности вампиризма и ликантропии происаны в матчасти.<br>
<br>Напоминаем вам:<br>
❖ Роли и внешности придерживаются сроком до пяти дней. Внешности нужных персонажей не выкупаются и не продаются; <br>
❖ Проект не предусматривает использование упрощенного шаблона; акции пишутся нами <s> для красоты </s> для того, чтобы сориентировать вас по типажам;<br>
 <br>
</div>
</div></center>

0

2

Код:
<!--HTML-->
<center>
<div class="sly-fox">
<div class="sly-fox2">
<l1>tilda swinton</l1><br>
<l2>gina florescu</l2><br>
<br>
<l3>Vampire;  </l3><div class="sly-fox4">

 <p>

<center> <small> старший научный сотрудник лондонского НИЦ, психиатр; работает в св. Мунго в отделе психологической помощи и реабилитации. </small> </center>
<br>
Жизнь вампиров давно уже стала сущим адом. В мире, где абсолютно здорового человека нужно искать днем с огнем, ты рискуешь хлебнуть зараженной крови, а наутро проснуться в агонии. В жизни Джины было дурного больше, чем хорошего, ее блестящая память — своего рода проклятие; век смертных короток. За долгое время своего существования она научилась не заводить прочных связей. Но какова цена? В глазах Джины давно нет тепла, — во взгляде застыло созерцательное равнодушие ко всему живому. Пациенты для неё — аквариумные рыбки за толщей мутного темно-зеленого стекла, и где-то в глубине того, что в церковной практике именуется душой, она абсолютно лишена сострадания. В мировых масшатабах каждая отдельно взятая жизнь — это капля в море крови.
<br><br>
Пожалуй, впервые за долгое время Джине нравится ее работа. Интеграция миров сдвинула науку с мертвой точки. Открытие гена магии перевернуло вековые представления о генетике. (Можно ли создать идеального донора?) Если первоначально Джина искала в НИЦ временное пристанище, где можно было бы добывать здоровую кровь через третьи руки, то теперь она ищет ответы. И, безусловно, выгоду.
<br><br>
Джина сидит в кожаном кресле, в собственном светлом кабинете, на одном из этажей св. Мунго, и перекатывает ручку в пальцах. В ее силах сломать чужую жизнь всего одним неверно выписанным рецептом, но такие игры ее не прельщают. Она слишком давно переросла игры в богов и героев, и чаще всего испытывает скуку... Впрочем, интересные случаи в ее практике все ещё способны разбудить в ней то живое, что лежит под тяжелым слоем вековой пыли. Ни один человек не мертв до конца, если у него есть разум.
<br><br>
Разум Джины — острое лезвие, способное пробить любой, даже самый крепкий ментальный щит.
<br><br>

</p></div></div>
<div class="fox23"></div>
</div>

<style type="text/css">
</style></center>

0

3

Код:
<!--HTML-->
<center>
<div class="sly-fox">
<div class="sly-fox2">
<l1>tom hiddleston</l1><br>
<l2>brec'hed burrouhts</l2><br>
<br>
<l3>Vampire;  </l3>

<div class="sly-fox4">

 <p>

<center> <small> известный мастер-артефактолог, коллекционер. </small> </center>
<br>
Брэхэд родился магом. Еще в позапрошлом веке он был одним из наиболее известных артефактологов своего поколения. Он был ювелиром в своей профессиональной сфере — предметы, напитанные его магической силой, даже спустя столетие не потеряли ни грамма энергии. Артефакты Берроуза стоят целое состояние. Он не ограничивался защитными амулетами, он создавал шедевры, и в среде артефакторики считался настоящим художником. Однако отсутствие конкуренции на рынке и быстро пришедшая к нему слава опреснили его интерес; теперь, если Брэхэд и создает новые артефакты, то не для продажи. Он предпочел известности путь добровольной изоляции от внешнего мира. Запасов донорской крови в его имении хватило бы на несколько человеческих жизней. Да и связи, которыми он оброс за годы славы, пусть истончились, но не оборвались до конца.
<br><br>
Брэхэд не любит появляться на публике. Теперь, когда его имя упоминается только в истории магии, он может себе позволить дневные прогулки, — редкий смертный волшебник узнает его в лицо. Брэхэд не любит охоту; он брезгует неочищенной человеческой кровью и с тоской вспоминает прошлое, сбрасывая все беды мира на хрупкие плечи "порченой" породы homo sapiens. Берроуз неразговорчив, замкнут и производит впечатление нелюдимого человека. Он не снимает темных очков ни днем, ни ночью, и избегает оживленных улиц. Иногда он посещает воскресную службу в одной из ближайших к дому церквей. Ему нравится чистое хоровое пение.
<br><br>
Берроуз — эстет до мозга костей. Он питает слабость к классической музыке, но не может себя заставить посетить многолюдную филармонию. В своих прогулках он нередко останавливается послушать уличных музыкантов и порой скупает заинтересовавшие его картины, которые продаются выпускниками вузов за бесценок. В городе его считают коллекционером.
<br><br>
Охотники за артефактами многое бы отдали, чтобы попасть в имение Брэхэда Берроуза, но известно, что ни один из них не возвращался живым.
<br><br>

</p></div></div>
<div class="fox24"></div>
</div>

<style type="text/css">
</style></center>

0

4

Код:
<!--HTML-->
<center>
<div class="sly-fox">
<div class="sly-fox2">
<l1>margot robbie</l1><br>
<l2>rebecca shaw</l2><br>
<br>
<l3>veela</l3>

<div class="sly-fox4">

 <p><center> <small> медсестра в магловском хосписе</small> </center> <br> 
Шот текилы, горсть успокоительного, повторить. Ребекка давно и плотно сидит на антидепрессантах. После отмены международного статута о секретности, когда всех разумных магических существ решили поставить на учет, стало ясно — магловское правительство не проявит снисхождения к тем, кто сильнее по праву рождения. Но тогда еще мир был пьян идеями всеобщего объединения и сотрудничества, и Бекки посещала специальную комиссию — блокатор первого поколения вызвал у нее столько побочных эффектов, что Ребекка до сих пор чувствует их последствия на себе.  <br>  <br> 
Ее психиатр, Джина Флореску, не стремилась калечить ей психику еще сильнее, но попытки подобрать более щадящее лечения долго не увенчивались успехом. Бекка стала одной из первых подопытных вейл и прошла через ад: в первый раз после спуска препарата через инъектор ее рвало желчью прямо в медицинском кабинете, а случаи проявления "дикой природы" вейл стали почти бесконтрольными, — ей приходилось ставить капельницу дважды в месяц и забыть о возможности покинуть границы магического мира на время "лечения". Полгода спустя агрессивные припадки сменились общей подавленностью, сонливостью и затяжной апатией. Звероподобная сущность наружу больше не рвалась, потому как Бекке просто не хватало на это сил. 
 <br>  <br> Очарование вейл словно перестало действовать. Ребекка впервые столкнулась с ощущением тотального бессилия: прежде одного взгляда было достаточно, чтобы влюбить в себя толпу, а теперь она самой себе казалась тенью. Страх потерять всё стал первым серьезным катализатором побега. Бекка прошла через синдром отмены и перестала появляться на уколах. По неясным причинам Д. Флореску не стала сообщать об этом властям, но Ребекка боится, что министерство ищет ее, и часто видит егерей в страшных ночных кошмарах.
<br><br>
В поисках убежища она забилась в угол и избрала для этого магловский Лондон, — антимагические рамки пропустили ее без препятствий, потому как Ребекка была максимально выжата, и уровень ее магии не превышал пограничную метку. Она пересела на обычные магловские медикаменты, отпускаемые без рецепта, и ведет жизнь обычной смертной.
<br><br>
Шот текилы, горсть успокоительного. Серый дождливый Лондон за окнами — всегда один и тот же. Ребекка работает в хосписе, ее руки грубеют от тяжелой работы; все это напоминает сюжет очередного кошмара, но она, хотя бы, жива. В современном мире лучше казаться обычной смертной.
<br><br>
Ребекка все еще слишком красива для медсестры, но в хосписе ей (пока) не задают лишних вопросов.
<br><br>

</p></div></div>
<div class="fox25"></div>
</div>

<style type="text/css">
</style></center>

0

5

Код:
<!--HTML-->
<center>
<div class="sly-fox">
<div class="sly-fox2">
<l1>michael fassbender</l1><br>
<l2>Ola Ström</l2><br>
<br>
<l3>werewolf  </l3>

<div class="sly-fox4">

 <p>

<center> <small> разнорабочий; в настоящий момент - охранник в лондонском НИЦ. </small> </center>
<br>
В четверг вечером Ула окончательно выгоняют с работы, — делай глоток. 
Ула покупает на последние деньги три пачки сигарет и выкуривает их за вечер. В квартире не горит ни одной лампы, шторы опущены, по растрескавшемуся от времени паркету тянет холодом сквозняка. Гулкая тишина разрывается низкими басами из динамиков потрепанной магнитолы. Звуки шторма не стихают всю ночь, а на утро из зеркала на Ула неодобрительно глядит его двойник — недочеловек с синяками в четверть лица и неопрятной рыжей щетиной.
<br><br>
В понедельник его ждут в отделе социального надзора; рутинные проверки, вязнущие на зубах отчеты и бесконечная череда вопросов: как прошли выходные, мистер Стрём? Распределительный наряд на листе хрустящей, новенькой, гербовой министерской бумаги — секретарь подмахивает его не глядя, привычно закручивая подпись тройным узлом. Чья-то шея влажно хрустит в петле: тр-рац, блум-к. Ула берет выданный ему лист, коротко кивает, пытаясь улыбнуться. Улыбка выходит оскалом отчаяния; 
Очередная ублюдочная должность, на которую он не подходит. Ула Стрём, кажется, не подходит этому миру вовсе.
<br><br>
Его жизнь можно считать глубокими затяжками. Помятая пачка сигарет в кармане выгоревшей кожанки с заплатами на локтях, нечищеные с прошлой зимы ботинки, трехдневная щетина. Взгляд из-под густых бровей, — злой прищур хищного зверя. Его выдают старые шрамы и клыкастая усмешка, а может запах прелой листвы и крови, который не смыть с парных костей.
<br><br>
От мокрого свитера после затяжного дождя остро тянет псиной. 
Мистер Стрём, вы завели собаку? 
Жизнь дворовой бродяжки не изобилует удовольствиями, теплом и лаской. Ула привык питаться подножным кормом и временами охотиться на более крупную дичь, которая никогда не была ему по зубам. Пристрастие к алкоголю раз за разом доводит его работодателей — или проще назвать этих толстосумов хозяевами, мечтающими одеть на него рабский ошейник?.. — до нервного срыва, а Ула до ночи под забором с бутылкой дешевого бурбона. 
Крепкое пойло выжигает некрозные шрамы в его душе, обходя стороной тело. Оборотней нынче никто не любит, — а когда их кто-то любит? Усталые глаза цвета неразбавленного шартреза в сетке лопнувших капилляров; тонкие на удивление красивые пальцы, покрытые мозолями и старыми шрамами, полученными еще в подростковых драках; мертвое желание жить, живое — напиться и забыть все, что было, что есть и что будет.
<br><br>
Ула Стрём валится в грязную лужу, зажимая в пальцах горлышко стеклянной бутылки. Мистер Стрём делает свой первый глоток.
<br><br>

</p></div></div>
<div class="fox22"></div>
</div>

<style type="text/css">
</style></center>

0

6

Код:
<!--HTML-->
<center>
<div class="sly-fox">
<div class="sly-fox2">
<l1>saoirse ronan</l1><br>
<l2>enikő balla</l2><br>
<br>
<l3>obscurial  </l3>

<div class="sly-fox4">

 <p>

<center> <small> объект 12-20 в секретной лаборатории НИЦ. </small> </center>
<br>
Эникё пятнадцать. До такого возраста с ее «диагнозом» редко кто доживает, а кому удается обычно пребывает, так сказать, не в своем уме. Не в своей тарелке. Да и не в тарелке вовсе, - жарится на адской сковороде, корчась от боли и судорог, в агонии умирающего сознания. 
<br><br>
Эникё не очень хорошо помнит свою жизнь до больничной палаты (помнит огни, их было много, помнит, как солнце садилось в морской горизонт, помнит запах поздней клубники и мягкие нос соседского пса). Там, где она росла, магию быстро признали тревожным пороком, а на волшебников, заручившись поддержкой нео-культов, стали смотреть с неодобрением. После чудом пережитого пика открытых гонений, ее мать, кусая в отчаянии губы, сломала волшебную палочку, взяла под руку двухлетнюю Эникё и уехала в предместья Альбертирша. 
Там и умерла, оставив дочь на воспитание хранителя местной паствы. 
<br><br>
Эникё с детства знала, что она не такая как все. Еще до того, как за ней пришли из центра, до того, как перевезли в Будапешт, а из Будапешта направили в пансион на севере Англии. Она знала, что особенная, но, вторя проповедям приемного отца, который за мелкие несоответствия божественному канону усердно порол маленькую земную девочку ремнем из грубо выделенной кожи до кровавых полос, уверила себя в дьявольском происхождении собственной силы. 
<br><br>
Маленькая Балла – вестница чумы. Крыса, крыса, крыса. 
За светлые волосы и тонкий чуть вздернутый нос в центре ее прозвали Кры’сенкой. Маленькой беженкой, чумной малышкой, первым звоночком надвигающегося шторма. К своим пятнадцати Эникё едва ли умеет читать по слогам, а пишет с отвратительными ошибками по три на короткое слово. В речи ее то и дело мелькают звучные весточки прошлого – единственное, что осталось от матери, минувшей жизни и почти спокойного детства. 
Липкий как смола восточный акцент. Веснушки по спинке носа. Белесые, будто выгоревшие на солнце, которого Эникё не видела с десяток лет, ресницы. Покрытые свежей коростой губы и обгрызенные почти до мяса ногти на тоненьких пальцах. 
<br><br>
Во время коротких приступов кто-то невидимый словно перегружает ее память, стирая все воспоминания до крайней развилки. Мысли Эникё уплывают, затираются, теряются в толще нагнетенного приступами тумана. Она боится редких выплесков собственной магии как огня, с благословением принимая даже самые болезненные процедуры. В страдании Балла видит спасение, а спасение ведет к просветлению всех и каждого. 
Возможно, она даже сможет вспомнить затерянное в прошлом мамино лицо. Эникё надеется, что однажды пусть и в последний раз мать улыбнется ей из пропасти мрака.
<br><br>

</p></div></div>
<div class="fox21"></div>
</div>

<style type="text/css">
</style></center>

0


Вы здесь » HP: Say Amen! » » wanted: dead or alive » акция 02: фантастические твари


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC